Жена погибшего в крупном ДТП в Татарстане: «Оказывается автобус ехал ночью на очень большой скорости»

03.07.2017 08:30 | Общество Печать

Жена погибшего в крупном ДТП в Татарстане: «Оказывается автобус ехал ночью на очень большой скорости»
Журналист издания KazanFirst побеседовал с супругой одного из погибших в автокатастрофе под Заинском. Речь идёт о профессоре физико-математических наук, специалисте по моделированию ракетных двигателей Алиеве Али Вейсовиче.
Воскресный вечер, однако рядом с республиканским онкологическим диспансером, что на Сибирском тракте, где располагается бюро судмедэкспертизы, дежурят полицейские и омоновцы. Сюда привезли тела погибших в страшной аварии, которая случилась под Заинском. Междугородний автобус «Неоплан» врезался в грузовик. По последним данным, в аварии погибли 14 человек.
 
Все родственники погибших до вечера прибывали в соседнем от бюро здании — Центре ядерной медицины. К 19:00 воскресенья, 2 июля там осталось три семьи, с которыми работали психологи.
 
Из здания потихоньку выходят две женщины. Одна другую немного придерживает за локоть. Это жена Алиева Али Вейсовича, чьё имя нет в списке пассажиров (ни среди госпитализированных, ни среди отпущенных на амбулаторное лечение). Но он был в том автобусе, возвращался из командировки из Самары к жене и детям в Ижевск.
Супруга не хочет верить во всё произошедшее. Сейчас она ждёт сына, который должен прилететь из Москвы и сдать свою кровь для ДНК-анализа и опознания.
 
В беседе с KazanFirst жена Али Алиева делится своими соображениями, почему могла произойти трагедия на трассе. Она считает, что всему виной могло стать превышение скорости водителем автобусы. И в поддержку этого она приводит доводы.
 
— Единственные, кто с нами сегодня нормально разговаривал — это сотрудники МЧС. Они нам в районе 14:00 позвонили. Звонящий представился по имени. Это, кстати, первый из всех операторов, кто перед нами представился. До этого мы много куда звонили, выясняли информацию, нам ничего не было известно и понятно. Сотрудник попросил нас, чтобы мы его держали в курсе. Я задала ему вопросы касательно того, где и как получить точно информацию. Специалист положила трубку, а потом перезвонила и на все мои вопросы ответила.
 
— А что вы хотели разузнать?
 
— Вот если у меня паспорт с собой сейчас, то что мне делать? Обратно ехать в Ижевск собирать какие-то дополнительно документы или мне хватит и паспорта, чтобы ехать в Казань? Мне ответили, чтобы я ехала в Казань, что мне одного моего паспорта будет достаточно. Мне сказали, что в Ижевске будет организация того, чтобы родственников пострадавших вести. Этот сотрудник МЧС — девушка. Она единственная, кто со мной разговаривала адекватно и по делу.
 
Пока я ехала в Казань, эта же девушка мне позвонила в дороге, узнавала, всё ли у меня хорошо. Она мне сказала, что нас — родственников, там ждут.
 
— Вам показали списки потерпевших?
 
— Мы видели только в интернете списки выживших. А пострадавших — нет. Нам сообщили, что по имени данные только после судебно-медицинской экспертизы [появятся], когда будут все опознаны.
 
— У вас уже была процедура опознания?
 
— Нет. Я так понимаю, нам уже нечего опознавать. У нас же требует ДНК-анализы, значит…
 
— А ваш ДНК не подойдёт?
 
— Нет. Я жена.
 
— Что вам говорят о том, как дальше будет проходить процедура опознания?
 
— Пока я жду сына. Сейчас мы ждём, чтобы он сказал, когда сможет прилететь из Москвы в Казань. Мой сын и дочь живут в столице. Сын помобильнее. Вот жду от него звонка. Нам сказали, что как только сын сдаст кровь, процедура опознания может занять от 1 до 5 дней.
 
В этот момент нашей собеседнице позвонили по телефону. Из её разговора было понятно, что она разговаривает с сыном. Он ей сообщил, что прилетит в Казань после 2 часов ночи, 3 июля.
 
— Как ваш муж оказался в этом автобусе?
 
— Он профессор в Ижевском государственном техническом университете. Отправился на собрание учебно-методического объединения (УМО) в Самару. Причем, так получается, что из Ижевска в Самару можно добраться только автобусом, и только в ночь.
 
— То есть, между Ижевском и Самарой только ночной рейс есть?
 
— Да. Все рейсы ночные. Можно конечно воспользоваться самолётом. Но это очень странный вариант. Надо будет из Ижевска полететь в Москву, а из столицы — в Самару. Поэтому мой муж выбрал [вариант] поехать автобусом.
 
— Сколько лет вашему мужу?
 
— 67. Он профессор и доктор физико-математических наук, декан факультета математики и естественных наук. Ключевая фигура в нашем вузе. Он занимался математическим моделированием. Область его моделирования — ракетные двигатели. Это его базовое образование. Моего мужа очень ценили как специалиста по всей России. Он сотрудничал и с московскими институтами, и с заводом в Сергиево-Пасаде.
 
— Как раз в Самаре очень развита отрасль по ракетостроению.
 
— Да. Там собиралось УМО по авиационной и ракетно-космической технике. Туда съехались специалисты со всей России. Они занимаются разработкой документов для учебных планов, рабочих программ.
 
— А вы во время поездки как-то созванивались с мужем?
 
— Нет. Видимо, по дороге было очень много слепых зон, где не было связи. У мужа была попытка в 22:00 до меня дозвониться. Я трубку взяла, но ничего слышно не было. Он также попытался до меня дозвониться через мессенджер. Но у него и так не получилось. Мне до сих пор верить во всё это не хочется.
 
— Я вас понимаю. Скажите пожалуйста, а у вашего мужа была возможность не садиться на этот автобус? Скажем, вместо него в рейс должен был поехать кто-то другой? Или так сложились обстоятельства, что именно вашему мужу предстояло ехать в Самару?
 
— Единственное, что он мне сказал — он хотел купить билет на более ранний автобус. Но кассирша настояла именно на билет на этот автобус. Муж мне сказал, что не стал спорить с ней.
 
— Он у вас бесконфликтный? Не любит спорить?
 
— Нет, не любит спорить.
 
— Вы были на месте происшествия?
 
— На месте происшествия все организованно достойно. Там и машин много у МЧС было, все завалы рассматривали, разбирали.
 
— А в Заинске вас как встретили, помогли?
 
— Мы приехали в Заинск сами. Мне сделали укол. Но я сама подошла, попросила это сделать. Чувствовала, как во мне вся тяжесть и стресс накапливаются. По лицам медиков «скорой» было видно, что они тоже к произошедшему не безучастны.
 
— Вам удалось переговорить с кем-нибудь, кто занимался досмотром автобуса, или грузовика? Может с теми, кто разбирал груды металла? Или с теми, кто мог заниматься реконструкцией произошедшей аварии? Например, измерял протяженность тормозного следа или что-то в этом роде.
 
— Нас не пустили так близко к автобусу. Непосредственно место столкновения машин было оцеплено по периметру.
 
— Сколько ещё дней вам надо будет пробыть в Казани?
 
— Я сейчас спросила у следователя. Он нас заверил, что как только моим сыном будет сдана кровь, то все остальное по времени зависит от судмедэкспертов. Порой, результаты известны прям в этот же день, когда была сдана кровь. А иногда на это может уйти до 5 дней. Он мне привёл в пример вашу трагедию, когда самолёт упал в аэропорту Казани в 2013 году. Тогда как правило уходило именно до 5 дней.
 
Самое для нас неприятно сейчас — оказывается, что автобус ехал на очень высокой скорости. Мы с родственниками приблизительно прикинули, получается, что автобус ехал с очень большим временным опережением, примерно на 3 часа. Это ж с какой такой скоростью надо двигаться на ночной трассе, чтобы нагнать 3 часа? То есть, у нашего автобуса время прибытия было в 6:50. Но если брать место происшествия в Заинске, то в этой точки они были в 0:34. А от этого места до Ижевска автобусной скоростью можно доехать за 3 часа.
 
И вообще, это с какой же большой скоростью надо было ехать, чтобы целый большой автобус перевернулся? Мы, например, не можем понять, что такое могло произойти с автобусом, что он весь мгновенно сгорел дотла. Он что, топливо какое-то перевозил?
 
В пользу того, что автобусы, совершающие ночные рейсы с завышением скорости, говорит и тот факт, что мой муж раньше намеченного времени прибыл из Ижевска в Самару. Временем прибытия в Самару значилось 8:00 часов. Но по факту они прибыли в 5:00. Муж мне отзвонился, сказал, что приехал. Я тогда очень сильно удивилась, как быстро он приехал.
 
— То есть, ехать ночью для автобусов на большой скорости — это весьма распространённая практика?
 
— Да. Водители ж видят, что трасса свободная. Вот и набирают обороты.
 


Будь в курсе последних событий! Читай tatmedia.ru


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

В Республике
В АО «НАСКО» стартовали продажи продуктов КАСКО с телематикой
Приобретение новых продуктов позволит клиентам компании существенно экономить на КАСКО.
15:55 24.11.2017