Тетюшские зори
  • Рус Тат
  • Русская свадьба: «кто с нами, садись в сани!»

    Свадьбы несколько десятилетий назад – это песни, веселье, катание на лошадях под звуки бубенцов, богатые столы и, конечно же, традиции.

    Село Нармонка. Пасмурное мартовское утро, лишь иногда выглядывает солнце меж рваных серых туч. Прошла пора трескучих морозов, вступила весна в свои права. 
    Дом супругов Володиных находим без труда, несколько лет назад мы уже были у них в гостях, но сегодня цель визита – знакомство с русским  свадебным обрядом. И кто, как не Дмитрий ­Васильевич, знает о нем все? Ведь он не только сам женился, следуя традициям, но и был дружкой на более чем тридцати свадьбах!
    Володины 70 лет вместе, поженились в 1949 году, на Михайлов день – 21 ноября. Но до сих пор ­помнят, как начиналась их семейная жизнь. 

    «Я, мать, тетя и двоюродный брат сватать невесту пошли, как стемнело, чтоб никто не увидел. А вдруг она раздумала бы? Смеялся б тогда народ», – шутит Дмитрий Васильевич.  Входя в дом, сваха произносила: «У нас ярка пропала, говорят, к вам зашла».

    Невеста в это время в чулане пряталась. По его словам, в избе мать жениха должна была обязательно сесть под матку (матица – потолочная балка). Когда между родителями все было договорено, ­ссылались на невесту: последний ответ был за ней. Потом за накрытым столом  выбиралась дата свадьбы, решалось, сколько гостей будет приглашено. В качестве залога – гарантии того, что не передумает, – невеста отдавала ­жениху платок или шаль. 

    До свадьбы будущая жена на улицу не выходила, лишь вечерами в ее доме собирались подруги – такие посиделки назывались девичниками. Приданое готовилось заранее. «Одеяло шить в Чудовку (примечание автора: Колунец) ходила, скатерть, наволочки вышивала, рубашку белую жениху припасла», – говорит ­Таисия Герасимовна. 

    Основную роль на свадьбе играл дружка: Дмитрий Васильевич был им несколько десятков раз. Обязаннос­ти этого «персонажа» знает отлично, даже неизменный атрибут – плеть –  сохранил. 
    В день свадьбы, с утра, жених, дружка, подвязанный красным кушаком с ­заткнутой за него плетью, и полдружье (помощник дружки) запрягали и наряжали лошадь, отправлялись будить невесту.

    Затем возвращались домой, оставляли будущего мужа и объезжали гостей, еще раз созывали их на свадьбу, входя в дом со словами: «Нас прислала (имя матери жениха), чтоб честь создать, на пир позвать, хлеба-соли покушать, молодецкой красоты посмот­реть, а девушкам – песенки попеть». И опять парни возвращались в дом жениха. В третий раз дружка вез невесте новую шаль, передавал ее ­родителям девушки, приговаривая: «Цветное ­платье из моих рук примите, свое дитя под злат венец соберите, а нас за столик ­посадите». 

    Реклама


    В четвертый раз вместе с ними за невес­той отправлялись жених и гости. В избу первым входил дружка. Будущая жена сидела за столом, полностью накрытая платком (шалью), по одну сторону от нее была сваха (чаще крестная мать), по другую – мальчик со скалкой. Вот тут и пригождалась плеть: дружка старался «запугать» кнутом мальчика, чтобы тот освободил место, если не получалось – откупался деньгами. Со свахой вопрос решался примерно так же, и ее место занимала сваха со стороны жениха.

    Все садились за стол. «Девчонки пели свадебные деревенские песни, за это им платили. Потом дружка кричал: «Нам не здесь быть, ехать горами, долами, темными лесами, большими городами, подъ­ехать к Божьей церкви, под злат венец встать, Закон Божий принять» – и выводил гостей во двор. Там ждал свадебный «поезд» (несколько повозок). Дружка подходил к лошади, на которой должны были ехать молодые супруги, и говорил: «Кто с нами, садись в сани! Лишних – прочь», – вспоминает Дмитрий Василь­евич.

    Но выехать за ворота тоже было непросто, чтобы их открыть, нужно было заплатить выкуп. Дальше вся процессия отправлялась в дом жениха, причем невеста всю дорогу была покрыта платком  и снимала его, только переступив порог родительского дома супруга. За повозкой, на которой ехали молодожены, следовала вторая, с сундуком с приданым. 

    По прибытии на место за стол сначала садились гости со стороны невесты, затем все остальные. В первую очередь подавались щи, потом лапша, за ней –пироги да плюшки. Начиналось веселье, играли гармонисты, звучали частушки, дружка собирал «на сыр».
    Примечательно, что молодежь на свадьбе не гуляла, исключение – молодые родственники. «За день до этого мы в Зеленовке в сельсовете расписались, вот туда с нами подруги и друзья ездили», – делятся ­Володины.

    На второй день в дом жениха искать «ярку» (невесту) приходили ряженые. Под вечер все отправлялись в гости к родителям молодой жены.  

    Вот так весело отмечали в русских селах свадьбы, и кажется, что было это совсем недавно. 
    Но уже несколько лет в доме Володиных лежит без дела атрибут дружки – плеть. 
    Как знать, может, ждет своего часа?

    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (1)
    Осталось символов:
    • 16 апреля 2019 - 19:31
      Без имени
      Жаль, что затихают деревни, уезжает из них молодежь. И пока еще живы сторожилы, наша задача перенять знания старинных обычиев и обрядов, сохранить их и передать бадущаму поколению. И быть может настанет то время, когда возродятся деревни и села, и заиграют в них шумные, весёлые свадьбы... Выражают сердечную благодарность автору статей за весомый вклад в деле сохранения истории.