Тетюшские зори
  • Рус Тат
  • Выполнил свой долг

    Среди тысяч ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС, случившейся в апреле 1986 года, был и чинчуринец Рашит Кадыров.

    Реклама

    (Тетюши, 26 апреля, "Тетюшские зори") «Призвали меня в ноябре 1987-го, было еще по одному человеку из Монастырского, Богдашкина и Тетюш. Добрались до Казани, в Тоцк поездом поехали уже 25 человек, – вспоминает Рашит Шагитович. – Месяц были в учебке. Нам говорили, что нынешний враг невидим и неслышим, радиация не имеет ни вкуса, ни цвета, ни запаха – в этом-то и таилась опасность».
    Тетюшанина направили в Киевский военный округ, служил он в химическом батальоне дез­активатором. 
    «Разместили нас по ротам в палатках, было уже холодно, сами дневалили, топили буржуйки, – рассказывает ликвидатор аварии. – В полевых условиях работали кухни, кормили нас хорошо».
    Военнослужащие работали на третьем энергоблоке атомной станции, рядом с четвертым, где и произошел взрыв. До сих пор земляк помнит леденящий холод, которым веяло от четвертого блока, так как для его охлаждения применяли азот.
    «Работали посменно, тряпкой, смоченной химсоставом, протирали полы производственных помещений, которые были застелены цинковыми листами. Вначале дозиметрис­ты производили замер, сколько времени можно было там находиться: иной раз, бывало, забежишь, махнешь шваброй несколько раз и обратно, на смену тебе другой заходит».
    В войсках был строгий конт­роль, не допускающий беспечности по отношению к радиации: военнослужащим после обеззараживания каждый раз меняли одежду, они принимали душ, постоянно проверялся уровень радиационного фона. И все же, как утверждает Рашит Кадыров, действие невидимого противника он ощутил – через две недели пребывания в зоне чернобыльской катастрофы появились головные боли, особенно в области затылка. За три месяца командировки земляк выезжал на атомную станцию 72 раза, об этом говорит просто: 
    «Выполнял свой долг, как и тысячи моих соотечественников».
    Рашит Шагитович вспоминает, с каким уважением относились украинцы к приехавшим со всей огромной страны людям, помогающим устранить последствия аварии. 
    «Заходили в Киеве в магазин, нас без очереди пропускали, благодарили, называли спасителями, братьями, а сейчас что в Украине творится», – с глубоким сожалением произносит ликвидатор.
    После возвращения к семье сельчанин продолжил трудиться механизатором на родной земле. 
    И сейчас, хоть давно на пенсии, когда понадобится, садится на трактор, помогает местному сельхозпроизводителю.

    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: