Тетюшские зори
  • Рус Тат
  • Бьется сердце Трудовика

    Есть в Тетюшском районе поселок Трудовик.

    Минуем Бакрчи, едем по песчаной дороге - признаку соседства со Свиягой. Остается позади Татарское Черепаново, и вот он, населенный пункт с поистине коммунистическим названием, о котором известно, пожалуй, лишь единицам наших читателей.
    Ступаю по мягкой ярко-зеленой траве, на которой угадываются следы колес. Впереди - деревянный дом, напротив него - добротная баня. У жилища стоит легковая машина: к единственной жительнице Трудовика Лидии Гурьяновой приехала старшая дочь Любовь.
    Уроженка Тайба-Таушева Лидия Васильевна вмес­те с мужем Степаном в 1955 году переехала в достаточно юный поселок. «Одна улица была, двадцать домов и в каждом - молодая семья, в которой 5-6 детей. По рассказам знаю, что в 30-е годы сюда приехали переселенцы из Чувашского Черепанова. Жили трудовой коммуной: работали в летнем лагере для скота (здесь луга заливные), детей растили и питались вместе», - вспоминает она.
    Лидии Васильевне в октяб­ре исполнится восемьдесят пять лет. Когда началась война, ей было всего девять. «Работали нянечками в колхозных яслях. На каж­дую из нас, девочек, приходилось по девять детей, двое - грудные, которых мы в поле матерям носили, чтобы они их покормить могли», - вспоминает она.
    После замужества трудилась в колхозе имени Ленина, сеяла и убирала свек­лу руками, еще и в Буинск на сахарный завод выгружать выращенный урожай ездила. Здесь, в Трудовике, родились у супругов Гурь­яновых семеро детей. «В школу ходили в Старые Бурундуки, на тот берег Свияги, зимой по льду», - делится дочь Любовь.
    В начале 80-х из двадцати жилых домов остался всего один. Но спустя несколько лет появилась надежда на возрождение поселка: в связи с планами по развитию пришедшего в упадок колхоза в район приехали две семьи с малолетними детьми. Для них в Трудовике были за короткий срок построены щитовые дома. Но что-то по экономичес­ким меркам пошло не так, и вскоре Гурьяновы снова стали единственными жителями маленького населенного пункта.
    А в 1994 году умер Степан Степанович, и Лидия Васильевна осталась одна в забытом цивилизацией поселке, где нет ни воды, ни газового отопления. Теперь с ноября по март она гостит у детей, а на лето возвращается в родной дом. «И детям надоедать не хочется, свои семьи у них, и зимовать здесь не могу. Со здоровьем всякое может случиться, а пока медик до меня доберется, много времени пройдет», - говорит она.
    Прощаемся, хозяйка настойчиво приглашает за стол, но мы, как часто бывает, ограничены во времени.
    Убегает вперед незаезженная дорога, не видно, что там, за густыми зарослями деревьев. «Куда она ведет?» - спрашиваю я (дает о себе знать женское любопытство). «На кладбище», - отвечает мне Любовь Степановна. В голову тут же приходит грустная аналогия: дорога - жизнь небольшого и когда-то многолюдного Трудовика, погост - неизменный итог, которым закончится его недолгий век.
    Стоит у ворот Лидия Васильевна, вглядывается в бесконечную даль синего неба, слушает журчание родника и пение птиц, а это значит, бьется сердце маленького поселка с громким историческим наз­ванием.

    Реклама

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: