Тетюшские зори
  • Рус Тат
  • Мы рано повзрослели

    Антонина Александровна Долгова родилась 8 февраля 1931 года в деревне Маклашеевка Куйбышевского района (ныне Спасского) Республики Татарстан.

    Война - страшное слово, от него веет холодом, болью, страданием. Она, недавняя и такая далекая, никого не обошла стороной, проникла в каждую семью, повлия­ла на судьбу каждого. Похоронки, слезы матерей, детей, жен; тяжелый труд в тылу, сирены, круглосуточная работа у станков... Такие воспоминания остались от той войны у каждого, кто ее пережил. А что говорить о тех, кто был на фронтах, на поле боя, в пекле Курской дуги, в блокадном Ленинграде, в битве под Сталинградом?

    На второй день войны в стране прозвучала песня-призыв: «Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой!». И с этого времени самая сильная, самая работоспособная и здоровая часть населения встала на защиту Оте­чества. Многие остались лежать на полях сражений. Помню, как уходил отец. Нас в семье тогда было шесть человек. Я из детей - старшая, а младшему братику исполнился один год. Из деревни мужчин обычно провожали ночью, чтобы к утру они смогли добраться до райцентра. Отец подошел к кровати, постоял, поцеловал нас всех и ушел. Как, наверное, было трудно сделать шаг из дома. Больше мы его не видели. Позже узнали, что захоронен он на смоленской земле. А как тяжело было маме остаться вдовой в 27 лет и растить нас. Так было у многих, но ни одна мать, как бы ей ни было трудно, не отдала своих детей в детдом. Каждый переносил все тяготы войны, свой паек отдавали детям, готовы были умереть, только бы сохранить детей.

    Реклама


    На место ушедших на войну мужчин встали женщины, старики. Они встали за станки, взялись за рычаги трактора, за плуг, за лопаты. Рыли окопы, делали оружие, пилили дрова, выращивали хлеб - работали от темна до темна. Даже старенькие бабушки не оставались в стороне: вязали вещи, шили кисеты для фронта, ткали на домашнем станке подвертки для ног. Досталось тогда и детям. Мы, конечно, не слышали разрывов бомб, но голодали страшно. В деревне хлебных пайков не было - работали за трудодни. Пекли лепешки из липовых листьев и прошлогодних колосков, варили щи из крапивы и щавеля - бедность была повсюду. Одежда была старая, а игрушки заменяли деревянные винтовки. Но то была война, все это понимали и верили в победу. А моих ровесников война перенесла из детства сразу во взрослую жизнь. Мы выполняли всю колхозную работу: начинали в 6 утра, а заканчивали в час-два ночи. Зимой, после рабочего дня, брали санки и шли в луга за сеном для колхозного двора, чтобы кормить скот. Тогда не было слов: не могу, не хочу, даже - болею. Все жили дружно, помогая друг другу. Помню, к нам в село пере­ехали несколько семей из блокадного Ленинграда, так им кто молоко нес, кто картошку, кто одеяло. А на зиму, у кого позволяла площадь, брали их к себе, чтоб не отапливать лишнее помещение.

    Все работали на победу и были уверены в том, что победим.

    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: