Тетюшские зори
  • Рус Тат
  • Неожиданные встречи и знакомства…

    Часто благодаря им рождается тема для очередной статьи. Так случилось и в Ямбухтине Тетюшского района.

    По словам местных жителей, название населенного пункта родилось из сложения трех слов - «яма», «бух» и «тина», когда-то местность славилась болотами и озерами. И сейчас кое-где по дороге в деревню можно увидеть небольшие водоемы.
    О Троицком храме, построенном в 1741 году, я уже слышала, но совсем не представляла, что даже в заброшенном состоянии он выглядит так величаво. Его колокольня - первое, что бросается в глаза при въезде в Ямбухтино. На пригорке - облупившееся здание магазина, который уже несколько лет не работает. Поворачиваем направо, на улицу 60 лет Октября, здесь ждет нашего приезда одна семья. Дабы скоротать время, пока коллега работает, отправляюсь на прогулку.
    Припекает солнце, зеленеет трава, умытая частыми дождями, убегает вдаль дорога, и нет ей конца. Справа - кирпичные стены дома, строившегося в советское время для работников колхоза (такие нередко встречаются в селах), дальше, в зарослях, обнаруживаю фундамент так и не построенного еще одного жилища для специалистов. Слева - череда деревянных изб, с почерневшей от времени кровлей и покосившимся штакетником, рядом с некоторыми из них - колодцы, наполовину вросшие в землю. Подхожу к одному: деформированное ведро с водой на дне говорит о том, что кто-то им пользуется.
    У дома с резными воротами старушка в цветастом платье и платочке на голове сосредоточенно рвет траву. Здороваюсь, она приглашает присесть. Это 78-летняя Валентина Лукоя­нова. Родилась в Никифоровке, но более полувека живет в Ямбухтине, супруг Борис Михайлович был местным. Вот уже десять лет, как она его похоронила.
    «Где с мужем познакомились?» - интересуюсь я. «В клубе. За него никто не шел, меня замуж никто не брал», - мелькают озорные искорки в глазах женщины. Шутит, конечно. «Здесь колхоз был, - указывает в сторону разоренных коровников моя собеседница. - Я в нем всю жизнь работала. Дояркой, телятницей, свинаркой».
    Из разговора выясняется, что у Валентины Николаевны трое детей, пять внуков и два правнука, но здесь, в деревне, из родных никого. «Воды дома нет, летом сама ее ношу - колодец в огороде, а в морозы соседка Татьяна, слава Богу, помогает. До автолавки сама кое-как дохожу, а зимой она в начале улицы останавливается, где дорога расчищена, и до нее по снегу добраться нужно», - рассказывает она.
    На горизонте появляется старенькая «Нива». Завидев незнакомого человека, водитель меняет маршрут и направляется прямиком к нам. В салоне - семейная пара. Беседуя с бабой Валей (так они ее называют) о делах насущных, не забывают при этом одаривать меня недоверчивым взглядом. Выбираю момент, когда лучше признаться в том, что я корреспондент, и раскрываю карты. Выражение лиц сельчан тут же меняется: «Читаем, читаем! И про нашу бабу Валю обязательно напишите». Обещаю непременно это сделать.
    Традиционно спрашиваю о том, как называют местные жители части села. «Маленькая слободка, Большая слобода, Культюк, Кузнечная, Зарешна», - перечисляют ямбухтинцы. Откуда появились эти названия и что значат, мои собеседники могут только предполагать.
    Фотография на память. Валентина Николаевна, беря в руки куст иван-чая, говорит: «С цветами-то покрасивше буду». Дружно смеемся. Пора расставаться.
    …Врывается в открытые окна машины горячий летний ветер, вот уже спряталась за холмом маленькая деревенька, где у резных ворот, на лавочке, сидит простая русская женщина в цветастом платке.

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: