Тетюшские зори
  • Рус Тат
  • Пахнет сдобой над селом

    О Киртелях в литературе пишут как о мордовском селе с татарским названием, в переводе оно значит «огороженный».

    С трассы Тетюши - Ульяновск съезжаем на проселочную дорогу и движемся к центру населенного пункта. Погода что ни на есть осенняя: вет­рено, иногда из-за серых туч выглядывает холодное октябрьское солнце. Справа - пруд, на берегу которого, нахохлившись, сидят гуси.
    Останавливаемся у здания школы, отсюда открывается вид на широкую улицу, названную в честь первооткрывателя космоса - Гагарина. Решаю пройти по ней в надежде встретить героев для очередной статьи из рубрики «Провинция в лицах».
    Вот еще не старый мужчина с мальчуганом копошатся у ворот своего дома, чуть поодаль, напротив, женщины укладывают жом в специально отведенное для этого место. За их работой наблюдают две старушки - они-то мне и нужны!
    Подхожу ближе, знакомимся. В синем платке - Анастасия Гришкова, с подогом в руках и в колоритном переднике - Лидия Еркина. Они соседки, обеим за восемьдесят. На беседу со мной соглашаются сразу. Но вдруг понимаю, что это они берут у меня интервью. «Где живешь, замужем или нет, сколько детей?» - задает мне вопросы Анастасия Трофимовна. «Так, это я должна вам вопросы задавать», - улыбаясь, останавливаю я «допрос». Мои собеседницы покоряются и рассказывают о своей жизни.
    Судьбы пожилых женщин схожи. Обе трудились в колхозе «Красное Знамя» разнорабочими. Но до этого, в послевоенные годы, ездили на заработки на добычу торфа. «Платили хорошо. А нам, молодым, нарядов побольше купить хотелось», - вспоминают они.
    У одной пятеро детей, у другой - шес­теро. Если Анастасия Трофимовна живет с дочерью и сыном, Лидия Васильевна - одна, дети разъехались. Обе не первый год вдовствуют.
    О супругах - только добрым словом. «Я-то сама крупная, а муж у меня маленький, вот такой, как палочка, был», - трясет своим подогом Лидия Васильевна. Дружно смеемся.
    В один голос утверждают они, что раньше жилось лучше, говорят, что вроде не так давно сельчан было в два раза больше. «А как Михайлов день отмечали! По домам ходили, песни пели под гармошку, плясали. Масленицу неделю праздновали! На Троицу столы к воротам выносили, угощали друг друга. Народу-то много было. Сейчас и песен не поют, и по домам не ходят. Пироги и те теперь в духовке готовим, а вкус-то другой совсем. Бывало, почти в каждом доме хлеб пекли, на все село аромат стоял», - вспоминают женщины.
    Киртели по современным меркам - достаточно большое село. Здесь есть и магазины, и школа, и медпункт. «Медичка хорошая у нас, татарочка, а на мордовском говорит», - одобрительно высказываются мои собеседницы.
    Долго на пронизывающем октябрьском ветру не простоишь, вижу, что старушки изрядно замерзли, да и редакционная машина, оставленная в начале улицы, уже завелась. Значит, пора прощаться. Веселым и непринужденным получилось наше общение.
    Канун Покрова. Замесили тесто хозяйки, ждет опара своего часа. До поздней ночи не лягут они спать, пусть не в печи, а на противне в современном духовом шкафу зарумянятся пироги, и над селом с татарским названием, как и много лет назад, будет стоять аромат домашней выпечки.

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: