Тетюшские зори
  • Рус Тат
  • Долиновка – деревня, которой нет

    Публикация видеозаписи в одной из социальных сетей нашего издания привела к увлекательной поездке на мес­то исчезнувшей под водами Куйбышевского водохранилища ­деревни Долиновки.

    (Тетюши, 2 декабря, "Тетюшские зори"). Осенью этого года Волга обмелела, обнажив мес­тами песчаное, местами каменистое дно, поэтому у нас появилась возможность добраться до Долиновки по берегу. Не откладывая задуманное в долгий ящик, в начале нояб­ря, несмотря на непогоду, мы отправляемся в поездку. Мы – это тетюшане разного возраста и разных профессий, которые в комментариях к пуб­ликации в соцсети выразили желание совершить путешествие на мес­то исчезнувшей деревни. 

    ­Экскурсоводом выступает Николай Кильганов из Урюма. Он родился и до 13 лет жил в Долиновке. 

    Еще по дороге к месту назначения он с упоением вспоминает юность, рассказывает об односельчанах, делится тем, что ­сохранилось в памяти.

    – В Долиновке почти у каждого были прозвища. Был Гунга, это значит высокий. Наган. У многих мест тоже свои названия были – Чертова гора, Юрмалка, по-местному – Имбрал – рожь и пшеницу там сеяли, – говорит Николай Емельянович. И с грустью в голосе отмечает, что их, жителей Долиновки, в Урюме всего четыре человека осталось, он – ­самый молодой. 

    До конечной точки маршрута нам добраться не удается: транспорт предательски вязнет в ­мокром песке. Поэтому решаем организовать привал, а до Долиновки идти пешком. Благо до нее всего несколько десятков метров. Но и тут нас ждет неудача: дождь сделал ­песчаный берег ­практически непроходимым. Правда, остановились мы почти на окраине исчезнувшей деревни, об этом свидетельствуют яблони, чудом уцелевшие на крутом ­волжском берегу.

    – В Долиновке три параллельных улицы было: Верхняя (Вярце кура), Средняя (Ёткса кура) и Нижняя (Алце кура). Нижняя – самая маленькая и ближе к Волге, на ней – пятнадцать домов. Кладбище было, но оно тоже под водой осталось, как и деревня. А сразу за Долиновкой поля сеяли. Затопили ее в 1957 году, когда Куйбышевскую гидро­электростанцию запустили. Перед этим приезжали специалисты, ходили, замеряли что-то. За переселение давали деньги и лес на строительство домов. Половина ­людей из деревни ­уехала в ­Куйбышевскую область, половина – в Урюм. Когда уже все переселились, на пекарне леспромхоза для рабочих хлеб еще пекли, – рассказывает ­Николай Емельянович. 

    По его словам, помимо пекарни, в Долиновке был свой магазинчик, начальная школа, детский сад. Практически все ­население работало в колхозе «Красный буксир», а к пристани часто ­причаливали баржи. 

    – Сначала дети учились в начальной школе, а потом ходили пешком в Урюм. Кирпичное ­здание в деревне было одно – в нем размещалась то школа, то пекарня. А в основном все домики были деревянными, с соломенными крышами. Воду брали из колодцев. В Волге стирали белье, здесь же поили коров. Помню, на Нижней улице, в крайнем доме, жила старушка. Весной, во время ледохода, когда близко к берегу подходил лед, она брала икону и выходила молиться. И лед отступал! – продолжает рассказ ­Николай ­Емельянович. 

    Тут же, на берегу, он находит ржавый обломок серпа или косы, с интересом разглядывает его. Думаю, что в этот миг он вспоминает о том, как косили долиновские мужики заливные луга или женщины укладывали в снопы срезанные острым серпом тугие колосья пшеницы. 

    Несмотря на солидный возраст – в декабре Николаю Емельяновичу исполнится 80 лет, он, с легкос­тью преодолевая препятствия в виде зыбучего пес­ка и бревен, принесенных на берег волной, взяв в руки посох, ­отправляется в одиночестве на место, где прошло его детство. Уговоры остановиться не ­помогают. Понимаю, что именно сейчас, в этот миг, он хочет побыть наедине с ­самим собой. 

    Домой мы возвращаемся затемно. Сначала Урюм, а затем и Тетюши встречают нас яркими огнями фонарей в промозг­лой ноябрьской темени. Так завершился наш день, день путешест­вия в ­прошлое небольшой ­деревни ­Долиновки. 

    P. S. В Урюмской поселенческой библиотеке хранится материал о Долиновке, собранный библиотекарем Тамарой Курковой и учащимися Урюмской школы, а часть экспозиции сельского музея посвящена быту жителей ­затопленной ­деревни. 
    По информации, предоставленной Тамарой Михайловной, до затопления в деревне было 53 двора, в Долиновке проживало около 300 человек. Жители, кроме животноводства, занимались полеводством, рыболовством, бортничест­вом, охотой. Действовали небольшая пекарня, рыбная артель, рыббаза, леспромхоз, пункт приема картофеля. В артели «Знамя труда» изготавливали дровни, телеги, обручи для бочек, лопаты ­деревянные, лодки. 

    На снимке: Семья Кудашовых на одной из улиц Долиновки. Фото предоставлено Музеем мордовской культуры села Урюм.
     

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: