Тетюшские зори
  • Рус Тат
  • История, которую не забыть

    Блокада Ленинграда была окончательно прорвана 27 января 1944 года.

    Мы многое знаем о 900 днях голода и страданий и в то же время не знаем ничего. Точное число погибших за этот период неизвестно, а какую цену уцелевшие заплатили за жизнь - сложно представить.
    От Тетюш до Ленинграда (Санкт-Петербурга) более 1500 километров, но, несмотря на такое большое расстояние, невидимые нити судеб и случайностей связывают нас с историей героического города.
    Десять лет назад москвичка Элла Баркунская передала Музею истории Тетюшского края письма своей подруги Татьяны Снегиревой. Тата (так ее называли родители) в 1941 году была эвакуирована из Ленинграда в один из детских домов нашего города. В письмах тете девочка пишет: «Я жива и здорова. Я очень соскучилась по мамочке и папочке. Мне очень хочется, чтобы мы все были вместе. Тогда и жизнь потекла бы по-другому. От мамы и папы не получала ни одного письма. Вместе с вашим письмом получила от папы открытку «В атаку». Его боевой товарищ у меня был. Я написала с ним папе письмо. Кормят нас хорошо, три раза в день. Я ни в чем не нуждаюсь. Деньги у меня есть, я хожу на базар и покупаю там молоко, яйца, творог, огурцы. До свидания. Целую и обнимаю. Тата». В 1944 году с мамой и тетей она переехала в Москву.
    Земля горела под ногами
    Когда-то на улице Советской в Тетюшах жила семья Волковых. Четверо братьев в начале войны ушли на фронт. Старший лейтенант Константин получил тяжелое ранение под Ленинградом и скончался в осажденном городе. Его брат Петр награжден медалью «За оборону Ленинграда», но и он погиб в 1943 году, не дождавшись Победы.
    Не менее удивительна судьба Анд­рея Власова. Отслужив в армии, парень возвращался на поезде домой. На одной из станций увидел состав, который шел в Ленинград, в город, где жила его сестра, и решил сменить маршрут. По прибытии через некоторое время устроился на завод, здесь и застала его война. По его словам, земля буквально горела под ногами, позиции обстреливались со всех сторон. Кольцо сжималось все тесней, и лишь изредка удавалось переходить в наступление. Был ранен. С группой из 30 солдат добирались до города пешком. После госпиталя служил посыльным при штабе, затем сопровождал грузы по «Дороге жизни». «Только вот эта дорога через Ладогу для многих становилась дорогой смерти. Прямо на моих глазах машины под лед уходили», - вспоминал Андрей Никифорович.
    «Идет человек потихоньку, салазки за собой с бидончиком тащит, знать, на Неву за водой собрался. И вдруг падает и уже не встает. Таких случаев много было. Да и как выжить, коль по кусочку хлеба на человека выдавали, да и какого хлеба? Суррогатного какого-то, с примесями, съешь его и нисколько голод не умеришь. А у кого дети были? Им все отдавали, себя на смерть обрекая», - рассказывал он.
    Живые свидетели блокады
    Виктор Поличев, Анатолий Хрусталев, Николай Купцов, Любовь Логинова - эти люди, наши земляки, до конца своих дней вспоминали о боях за осажденный город. Есть и живые очевидцы тех страшных лет - Иван Авдонин и Зинаида Бибина.
    На бронепоезде в ноябре 1942 года Иван Николаевич отбыл под Ленинград, где шли ожесточенные бои. «Нас то и дело атаковали немецкие самолеты, но размещенные на платформах зенитные установки вели по ним прицельный огонь.
    Наш бронепоезд превратился в «Летучий голландец», защищавший «Дорогу жизни», который пробивал путь через самые невероятные завалы, перевозил раненых, детей и стариков из осажденного города», - говорит он. После тяжелого ранения в марте 1943 года не мог выполнять тонкую работу радиста и стал заряжающим наводчиком зенитного орудия.
    «Я не воевала, а выживала. Наша семья по программе переселения оказалась в Карело-Финской ССР. С началом войны нас пытались вывезти в тыл, но мы успели доехать только до Ленинграда. Был октябрь 1941 года. Отец добровольцем ушел на фронт, а мы остались в городе. Мне исполнилось пять лет. Сестренка Надя была шустрее, съев свой паек, шла по соседям просить хотя бы маленький кусочек хлеба. Но именно Наденька умерла первой. Мать вынесла ее трупик на улицу и положила за домом. На большее не хватило сил. Братик родился 10 февраля 1942 года. Каким-то чудом он смог дожить до эвакуации. Но вскоре мальчик умер, все же страшное недоедание дало о себе знать. Жизнь в Ленинграде помню, а как уезжали из него - нет», - делится Зинаида Бибина.
    Вглядываюсь в черно-белые фотографии тех лет, читаю пожелтевшие письма детей и солдат и будто слышу звук метронома. Пройдут годы, но оборона блокадного Ленинграда навсегда останется примером мужества и героизма нашего народа.

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: