Тетюшские зори
  • Рус Тат
  • Труженица тыла Клавдия Михайлова внесла огромный вклад в Победу

    О труженице тыла Клавдии Михайловой, одной из миллионов прос­тых женщин, которые через всю свою жизнь пронесли память о страшных днях, поведала нам Луиза Семенова, секретарь исполкома Бакрчинского сельского поселения.

    (Тетюши, 7 апреля, "Тетюшские зори") – 22 июня 1941 года – 9 мая 1945 года – это 1418 дней и ночей ­Великой ­Отечественной войны советского народа против захватчиков. Весомый вклад в общую победу внесли и прос­тые ­труженицы тыла. 
    Как мне рассказала Валентина Алексеевна Землякова, ее маме, жительнице Чувашского Чикилдыма Михайловой Клавдии Никитичне было 32 года, когда началась война. Замужем, имела четверых детей. В дождливый летний день июня 1941 года отца семейства забрали на фронт. Клавдия жарила пирожки с повидлом мужу в дорогу, а сама плакала, приговаривая: «Не вернется он, не вернется…» – рассказывает Луиза Степановна. – Не жалея сил, работала дояркой в колхозе «Ленин сулепе». В группе Клавдии было 24 коровы. Днем и ночью бегала на ферму: то после отела корова не встает, то ­телята ­слабые, ­больные… 
    К осени мужиков в деревне почти не осталось, а уборку урожая надо провес­ти.

    Пришел к ней председатель колхоза и говорит: «Никак мы без тебя, Клавдия, давай выходи бригадиром полеводческой бригады». Женщины вязали снопы, а Клавдия стояла на стоге, скирдовала. Никто, кроме нее, это делать не умел. Потом вспашка полей началась… Между оглоб­лей встанет одна женщина, хомут наденет, по двое с каждой стороны за оглобли тащат. Клавдия опять за самую тяжелую работу сама берется: соху держит. Прямо держала, борозды ровные получались, как у мужика. В своем колхозе вспахали поля, так соседний колхоз «Чулпан» Клавдию просит за сохой ходить. «Клавдия, ­помоги уж», – со слезами просили женщины, у которых вовсе никто не умел соху держать. 


    В 1943 году в колхоз привезли барабан с движком для обмолота снопов. Установили этот агрегат на току. Клавдию поставили на обмолот. Женщины снимают завязки, а она кидает снопы в барабан. Придет вечером домой, корову подоит, окатится теплой водой и пластом падает в постель. Утром снова работа в поле. 
    Дети самостоятельные были, старались матери во всем помогать. Старшие, Гена и Саша, траву косили, сушили и на сеновал складывали, стадо коров пасли. Младшие, Валентина и Иван, в лесу липовые лис­тья собирали, потом сушили и через сито ­пропускали. Мама придет, картошку натрет, вместо муки эти лис­тья смешает и на углях лепешки напечет, вкусные ­получались. 
    Однажды отец прислал фотографию с группой солдат. Так дети это фото «папой» называли, бережно передавали из рук в руки. Когда садились есть за стол, то рядом и «папу» клали, чтобы он с ними обедал. Больше вестей от отца не было. Клавдия ждала хоть какую-нибудь весточку… Нет, не было письма. Тогда она пошла к учительнице и попросила написать запрос в военкомат. Через некоторое время пришел ответ: «Без вести пропал». Плакала Клавдия, горевала, но на работу ходила и примером для всех женщин была. Семьи, в которые приходили похоронки, ставили на ежемесячные денежные пособия, а у Клавдии муж «без вести пропал» – не положено. Только через несколько лет после войны Клавдии установили такое пособие. 
    Женщины в тылу, работая, воспитывая детей, выхаживая скот, выращивая урожай и вспахивая поля, помогали фронту.

     

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: